"Вечерний Волгодонск"
Николай Курченко - "33-я Гвардейская стрелковая дивизия"
11.02.2015
Общество, Культура
Россия, Ростовская область
1 января 1943 г. Сталинградский фронт был преобразован в Южный, получивший задачу выйти на рубеж Шахты- Новочеркасск - Ростов - Батайск и отрезать фашистам пути отступления с Северного Кавказа.

Это было важнейшей составляющей начатой Красной Армией стратегической наступательной операции «Дон», целью которой являлось уничтожение главных сил вражеской группы армий «А».
Судьба окруженной в Сталинграде группировки противника была доверена Донскому фронту, приступающему к завершающей Сталинградскую битву операции «Кольцо».
Еще месяц оставался до полной капитуляции попавшего в капкан зверя, немцам в «котле» еще предстояло съесть почти 40 тысяч румынских лошадей.
2-я гвардейская армия в составе Южного фронта теперь уже по обоим берегам Нижнего Дона устремилась на запад с девизом «Даешь Ростов!».

В наступление армия шла, имея уже семь стрелковых дивизий, два механизированных, танковый и кавалерийский корпуса. Численность армии достигла своего максимума - 120 тысяч человек. Уже в начале января ей предстояло отбить у противника налаженный транспортный коридор Сальск - Цымлянская - Морозовская с оборудованной переправой через Дон у станицы Цымлянской*.

Противник, отступая, отчаянно сопротивлялся, стараясь не допустить выхода Красной Армии в тыл своей кавказской группе армий «А». Страшен был возможный «Сгоss-Stalingrad» потомкам тевтонских рыцарей, от которых давно уже не пахло одеколоном и крепким кофе, как это было летом 42-го.

Левобережные соединения и части 2-й гвардейской армии преследовали остатки 4-й танковой армии Гота в междуречье Дона и Сала, его левого притока, отбивая их попытки пробиться к Дону".
  



___________________________________________
* В словах Цымлянская, Цымла нет опечаток. Они стали «мягче», но только при письме (Цимлянская, Цимла), в 1949 г., в ходе орфографической реформы в СССР.
** Отступление от реки Мышковой описано командиром немецкой 17-й танковой дивизии генералом Ф. фон Зенгером в его книге «Ни страха, ни надежды», включая период ожесточенных боев (2-10 января 1943г.) на рубежах рек Сал, Малая и Большая Куберле — в двадцати километрах от будущего города Волгодонска.
______________________________________________


На правом берегу Дона 33-я гв. сд в составе опергруппы Крейзера от освобожденного Тормосина разворачивалась фронтом на запад, получив задачу прорвать оборону противника на рубеже реки Цымла.

Снова перед дивизией расстилалась бесконечная донская степь. Снова предстояли немалые потери — ведь за этой степью Ростов, ворота Кавказа, и враг так просто эти ворота не отдаст. Но надежда на победу становилась крепче с каждым километром, пройденным на запад.
«Теперь мы идем на Ростов, чтобы запереть кавказскую группировку немцев в новом котле. Нас торопят. Да мы и сами торопимся, - пишет Григорий Чухрай. — Население освобожденных сел встречает нас как освободителей. Плачут, крестятся. Наконец! Рассказывают о бесчинствах немцев. Мы и сами видим следы этих бесчинств и еще больше ненавидим фашистов».
Фашисты отступали и свою злобу вымещали на мирном населении и особенно на пленных бойцах Красной Армии.

В хуторе Чепурин, одном из первых освобожденных дивизией на правом берегу Дона, хуторяне рассказали, как по доносу районного старосты, бывшего белогвардейского офицера, немцы схватили четырех советских воинов, бежавших из фашистского концлагеря, которых было много тогда по обоим берегам Дона. После трехсуточных допросов и пыток капитана и трех рядовых бойцов казнили, применив затяжное повешение. Их трупы долгое время оставались на виселице для устрашения местного населения. Имена казненных остались неизвестными.

...Ломая вражескую оборону, части дивизии выходили на территорию Ростовской области еще в канун Нового, 1943 года. На всю жизнь осталась в памяти ветерана дивизии Н.П.Тыновского, автора книг «По дорогам войны» и «Дорогами войны и мира», новогодняя ночь, когда его 91-й гвардейский стрелковый полк попал под пулеметный огонь противника на окраине станицы Новоцымлянской.

«Фашисты осветили нас ракетами и открыли беспорядочный огонь. Наши головные подразделения залегли. Но вскоре заговорили советские минометы, и враг, не ожидавший нашего ночного наступления, с боями начал отступать». В этих боях отличился и был награжден орденом Красной Звезды гв.лейтенант Иван Бекренев, сумевший наладить согласованные действия артиллеристов и пулеметчиков со стрелками своей роты, заставив противника отступить. Полностью станица была освобождена только днем 1 января.

В сельском клубе немцы оставили приготовленные для встречи Нового года столы, украшенные елочными игрушками стены. Шарж на одной из стен изображал фрица (так тогда с презрением называли немцев), тащившего за собой овцу. Подпись на немецком гласила: «Дэр организатор». Но на этот раз мародерам пришлось организовывать праздничный стол в неласковой зимней степи, продуваемой всеми ветрами. Освобождение станицы стоило полку более ста пятидесяти солдатских жизней.

Хутор Челбин освобождал 88-й гв.стрелковый полк. Батальон, ворвавшийся в хутор 31 декабря 1942 г., с трудом отбивал контратаки противника, подтянувшего свежие силы. Выручая залегший под плотным огнем батальон, командир полка Д.В.Казак сам повел в бой взвод автоматчиков. Противник был отброшен. Комполка получил в этой атаке пулевое ранение в руку, но полк не оставил.

84-й гв.стрелковый полк в эти же дни освобождал станицы Маркинскую, Терновскую и Хорошевскую. «Хутора Колотовка, Челбин, Зацымловский и станица Маркинская*, расположенные поч-