«Друг для друга»
Школьник подружился с аистом
22.01.2014
Природа и путешествия, Местная жизнь
Россия, Курская область
Семиклассник Рома Перепелкин возвращался с рыбалки со старшими братьями Максимом и Денисом. Вдруг машина резко затормозила. «Ух, чуть не сбил!» – выдохнул водитель, на обочину из-под колес метнулась серая тень. «Подожди, пожалуйста, я быстро», – Ромка уже вылезал из машины. В дорожной грязи он нашел маленького аистенка: клубок перьев и пуха, перемазанных грязью. У птенца даже не было сил встать на ноги, жалким комочком он лежал на обочине и дрожал. Школьник осмотрелся: гнезда нигде не было, не заметил он поблизости и других птиц. Тогда мальчик решил забрать малыша домой.

Маленький Айболит


Как птенец оказался на льговской трассе, для Ромы до сих пор остается загадкой. Скорее всего, вывалился из гнезда, а потом долго полз в поисках дома. Глупыш задумал пересечь дорогу и едва не погиб под колесами, но это же его и спасло. Не попался бы на глаза людям – скорее всего, погиб от голода или стал добычей бродячих собак.

Бережно прижимая присмиревшего аистенка к груди, паренек вернулся домой. Родители новому жильцу не удивились. Дело в том, что это далеко не первая птица, спасенная младшим сыном. Тот – как доктор Айболит: «приходи к нему лечиться и корова, и волчица». Правда, волчицы еще не было, зато сколько подбитых воробьев и синиц выходил – уже со счета сбились. Однажды в коридоре дома несколько дней жил коршун.

Года три назад Ромка с друзьями играл в прятки на лугу. Школьник затаился в посадке, как вдруг с дерева прямо ему под ноги свалилась молодая птица. «Лети отсюда», – шепнул пацаненок, боясь, что шум выдаст его убежище. Но птенец лишь неуклюже ковылял по земле.

В доме Птичка (Ромка не стал мудрить с именем) на удивление быстро освоился. Совсем не боялся, когда кто-то из домашних появлялся рядом, лишь с интересом поглядывал: вдруг чего вкусного принесли. Кормили его сырым мясом. На такой диете птенец быстро окреп и уже через две недели встал на крыло. Мальчику было немного жаль расставаться с питомцем, но он понимал: хищной птице место на воле.

Василий-Василиса

Умирающего аистенка подобрали на обочине дороги

Аистенка решили поселить в небольшом сарайчике рядом с домом, там ему просторно и меньше стресса от присутствия людей. Ромка вытащил свой небогатый утренний улов: несколько плотвичек и карасиков. Почистил рыбу, вытащил кости, порезал помельче и понес в сарайчик. Испуганный аистенок забился в самый дальний угол. «Вначале приходилось раскрывать ему клюв, класть туда рыбу, а потом слегка дергать, иначе он не глотал, – вспоминает школьник. – Но потом Васька научился есть самостоятельно». Васькой найденыша окрестили на второй день. Мальчик это или девочка, никто не знал, так и звали Василием-Василисой, в зависимости от ситуации и настроения.

Вскоре малыш окреп, стал самостоятельно подниматься на лапки. Через неделю он подбегал к двери сарайчика, едва услышав шум на улице – ждал очередного угощения. Ромка кормил питомца рыбой, которую сам же и ловил. Когда улова не было, приходилось бегать в соседний магазин. На карманные деньги покупал мороженую мойву. Иногда финансами помогали старшие братья или родители, но чаще школьник пытался обходиться своими средствами.

Сколько вы мойвы едите! Скоро светиться будете», – удивлялись продавцы частым Ромкиным визитам. А когда он признался, что покупает рыбу для аистенка, отзывчивые продавщицы старались положить ему лучшие кусочки и всякий раз интересовались здоровьем птички. Васька же с удовольствием лопал и речную рыбешку, и покупную мойву, и рос не по дням, а по часам.

Курица-переросток

Аистенок быстро привык к домашним, но гостей по-прежнему встречал настороженно. Особенно он привязался к своему спасителю: по утрам будил стуком в окно, здороваясь, терся о ноги, как кошка. «Ром, а ты уверен, что аиста подобрал? По-моему, это просто большая курица!» – смеялась девушка Максима, старшего брата, наблюдая. как Василий важно вышагивает по двору, окруженный домашней птицей.

«Васька, хватит глупостями заниматься, сегодня будем учиться летать», – как-то утром сообщил школьник своему питомцу. Полигоном для ответственного мероприятия выбрали луг недалеко от дома. Когда аистенка подкинули первый раз, у Ромки сжалось сердце. «Вдруг упадет, лапы переломает, они вон какие тонкие», – проносились в голове панические мысли. Но Васька захлопал крыльями и мягко спланировал на землю. С каждым днем ему удавалось задержаться в воздухе на несколько секунд дольше. Пока, наконец, подброшенный вверх, он не взмыл над головами ребят. Но сделав круг над лугом, вернулся к компании. «Вась, может, ты на свободу хочешь? Полетишь, найдешь своих, а?» – Ромка храбрился, но к горлу подкатывал ком. Аистенок привычно терся о ноги: пойдем домой, обедать пора.

Теперь, когда мальчик уходил в школу, Василий взлетал на крышу соседнего дома и подолгу сидел там, дожидаясь возвращения друга. Иногда, чтобы размять крылья, делал несколько кругов над городом. Или летал на луг, где в конце лета стали появляться другие аисты. Но каждый вечер исправно возвращался домой. Приземлялся в огороде и шипел – так он звал Ромку. Еще несколько недель назад аистенок сообразил, что старший товарищ не носит угощение с собой, а держит его в подвальчике позади дома. Вот и тянул его всякий раз туда – поближе к вкусненькому. Ночевал по-прежнему в сарайчике, куда мальчик принес большую охапку сена, чтобы малыш не мерз на голой земле. Васька соорудил из него некое подобие гнезда, которое потом улучшал и достраивал по всему вкусу.

Прощание с другом

Однажды Ромка не услышал привычного шипения, друг не вернулся ночевать. Объявился лишь на следующий день. «Летал куда-то с другими аистами», – догадался паренек. Так к школьнику пришло осознание, что Василий – не домашний питомец. Он вырос и окреп, превратился в большую красивую птицу, и рано или поздно придется его отпустить – так будет правильно.

Затем Васька исчез на целую неделю. Рома часто выходил на крыльцо и с тоской смотрел в небо. Как-то мальчик увидел летящую вдоль улицы птицу. Аист сделал несколько кругов над Ромкиным домом, как бы прощаясь, и скрылся вдали.

Семиклассник верит, что друг обязательно вернется, надо только набраться терпения и дождаться наступления весны. «Я даже рад, что он улетел со своими, – тихонько признается паренек. – А то что он все с людьми да с людьми? Там ему будет лучше».
Ромка уже сбился со счета, сколько птиц выходил

Примерно через неделю Ромка гулял в соседней деревне. И чуть в стороне от дороги увидел еще один пернатый комочек, на это раз угольно-черный. Присел, чтобы рассмотреть поближе, а вороненок запрыгнул ему на плечо. Так он принес домой Галку (почему-то на этот раз он твердо решил, что ворона – это девочка), которая поселилась в том же сарайчике.

Ирина ТРЕТЬЯКОВА, газета "Друг для друга"

http://www.dddkursk.ru/number/1002/planet/002486/