Омская правда
ИВАН ЯНКОВСКИЙ: «СТАРАЮСЬ БЫТЬ СОБСТВЕННОЙ ЕДИНИЦЕЙ»
09.07.2017
Культура, Местная жизнь, Прочее
Россия, Омская область
Автор Маргарита Зиангирова

Начинающий артист, продолжатель известной актерской династии Иван Янковский побывал в Омске в рамках Национального театрального фестиваля «Золотая маска». Корреспонденту «ОП» удалось встретиться с ним и побеседовать.
Удовольствие  от работы
– Иван, в спектакле «Самоубийца» у вас роль героя, о котором говорят на протяжении всей постановки, но перед зрителями он появляется ближе к концу. Трудно играть такой образ?
– Это дает возможность мне, как артисту, интересно интерпретировать моего героя. Обычно мой персонаж в других постановках убирают, потому что непонятно, кто он и что он.
– А у вас он какой?
– Утомленный вниманием женщин и вниманием самого себя к себе самому. А если внимания не получает, то утомляется еще сильнее. Такой тип людей я в жизни знаю: когда тебе с женщиной плохо, а без нее еще хуже. Когда ты не чувствуешь себя состоятельным без ее внимания.
– На омской сцене спектакль «Самоубийца» звучит по-особенному, у нас не принято затрагивать политику, проводимую верховной властью. На ваш взгляд, о чем этот спектакль?
– Мы не закладывали политического подтекста. Как говорил Петр Наумович Фоменко: «Нам потом скажут, о чем мы ставили спектакль». Постановка сооружается с каждым днем, живет, развивается. Это ведь живое дело, в этом его прелесть. Пьеса перекликается с историческими обстоятельствами, с политикой. Очень актуально звучат и тексты, и некоторые выражения, например, «идеологический покойник». И интересно, и страшно одновременно. Выходишь на сцену и получаешь удовольствие от работы.
Роль как поиск
– Хорошо известный омичам режиссер Евгений Марчелли недавно приступил к репетициям спектакля «Утиная охота», одну из главных ролей в котором будете играть вы.
– Это роль Зилова. Премьера спектакля состоится на сцене Московского театра имени Ермоловой.
– В пьесе Зилову около 30, вам 26. Наверное, легко играть своего ровесника?
– Мы делаем не про того Зилова из 60-х, а про нынешнего. Спектакль совершенно про другое поколение. При прочтении пьесы, ее разборах мы стали внятно понимать, что хотим сделать, что сказать. Это большая удача получить возможность репетировать с Евгением Жозефовичем Марчелли, возможность почувствовать другой театр.
– Что для вас значит работа?
– Это поиск. Не знаю, сложно это или несложно, это интересно. Мне всегда любопытно, куда ты можешь в конечном счете дойти, поняв персонажа. На сцене же в любом случае я, а не мой герой. И я общаюсь с текстом великого автора и несу в народ какие-то мысли, которые великий автор оставил нам. И когда зрители вместе со мной пытаются прожить все то, что творится на сцене, это бесценно. Мне важно знать, что эти 500 человек в зале чувствуют мою боль и пытаются найти ее в себе, и мы, как единый механизм, существуем вместе.
– Иван, что вам дала учеба в Московской международной киношколе?
– Она только называется киношколой. На самом деле суть этого заведения заключается в том, чтобы ребенок в раннем возрасте учился понимать, что такое жизнь. В школу нужно было поступать, как в институт: выучить отрывки из басен и стихов и сдавать экзамен.
Я с этой школой много что прошел: был на Соловецких островах, в экспедиции в Армении и Турции, в Южной Африке – там мы снимали документальное кино про детей. Все эти мероприятия были нацелены прежде всего на то, чтобы понять, что это значит лично для тебя. Школа все время создавала такие условия, в которых ты должен был определить для себя какие-то ценности. Куда бы ты ни отправлялся, что бы ни делал, ты должен был всегда ответить себе на вопрос: зачем тебе это все.
Эта школа привела мои мозги в порядок. Потом я поступил в ГИТИС на курс Сергея Женовача, отучился на режиссерско-актерском факультете четыре года.
– В вашей фильмотеке около десяти фильмов, и в каждом из них мощная команда артистов во главе с именитым режиссером.
– Режиссер, сценарий, роль, партнеры – вот что должно сов­пасть. Только так и не иначе. У меня нет такой задачи – лишь бы где-то посниматься. Я должен понимать, как я могу вырасти через роль человечески. Если я болен или чего-то не умею, а роль позволит мне разобраться с этим, превзойти себя, научиться, то, естественно, я за это берусь. Или это должно быть какое-то классное валяние дурака, в котором я еще не принимал участие. Если артист верит режиссеру и вместе вы способны создать особый мир для зрителя, то это дорогого стоит  и к этому нужно стремиться.
– Непросто…
– Искусство вообще вещь сложная. Поэты и писатели творили не от хорошей жизни, а от внутренней несостоятельности, от комплексов, от обожженности, от любви. От этого мы всем этим занимаемся, и я не исключение. Хочется что-то сказать оттого, что есть опыт, а если его нет, то хочется обрести.
– В фильме Павла Лунгина «Дама пик» вы играете оперного певца. Как готовились к роли?
– Начал готовиться за два месяца до съемок, занимался с педагогами Большого театра. Скупил диски с выступлениями Владимира Атлантова, Пласидо Доминго. В машине слушал музыку Чайковского, учил арии, пел на светофорах, дома, в любом месте, где находился. В наушниках у меня была «Пиковая дама», и я заучивал все до малейших подробностей. Понимал, что потом наложат голос профессионального тенора, но мне нужно было под фонограмму спеть и во все попасть. Я работал по постановке голоса, по выбросу звука, по работе челюсти, по спине, по осанке – по всему.
Хочу побыть  гонщиком
– Трудно быть внуком Олега Янковского?
– Я стараюсь быть собственной единицей, самодостаточным в профессии. Учитываю все свои гены, отца, матери, бабушки, дедушки, всей своей семьи, но пытаюсь выйти на уровень себя, так сказать. Хочу прорваться сквозь вопросы про внука.
– Главное, чему вы научились у Олега Ивановича?
– Молчать. Можно и продолжить, но это для меня – самое ценное. Конечно, сейчас такое время, если бы Олег Иванович был рядом, то было бы намного больше тем для обсуждения и поводов для разговоров – о жизни, профессии. Те моменты, которые были, я их улавливал, но все-таки не в сознательном возрасте. Но главное, что помню, – то сокровенное молчание, что между нами возникало и в котором было заложено многое.
– Его роли помогают вам?
– Только из его актерской школы все и беру. Ты видишь, понимаешь, что перед тобой глыба. Под его влиянием находишься чувственно, не понимая, как к нему прийти. Когда растешь, лучше понимаешь то, что говорил Олег Иванович. Иногда не советовал идти в эту профессию, но это была шутка.
– А почему не советовал?
– Профессия актера очень зависимая, даже иногда от глупых факторов – от дождя и ветра в кино. Все время идет преодоление.
– Наверное, есть любимый фильм с участием Олега Ивановича?
– «Крейцерова соната». Это как учебник, в нем высказаны мысли, которые дорогого стоят.
– А в другой профессии себя видите?
– Если мне предложат поработать в структуре спортивного менеджмента американского профессионального баскетбольного клуба «Лос-Анджелес Лэйкерс», я не откажусь. Мне нравится то, что я сейчас делаю. Я свое дело очень люблю. Просто понимаю, что мир обширен и есть много разных сфер деятельности, которые мне интересны, где я хотел бы попробовать свои силы. Я бы хотел поездить и в «Формуле-1». Моя профессия позволяет мне почувствовать себя и гонщиком, и менеджером.
Другие материалы автора
2017-07-09 12:50 0 16
Мастер спорта международного класса по кикбоксингу называет свои победы лишь началом большого пути.
2017-07-08 12:46 0 15
Корреспондент «ОП» провела день в азиатской экспедиции.
2017-06-29 11:37 0 19
Актер академического театра драмы – о своих лучших ролях, интересных проектах и любви к Италии.
Новое на портале
16.08.17 Курская правда
0 1
16.08.17 Енисейская правда
0 1
16.08.17 Енисейская правда
0 1
12.08.17 «Выксунский рабочий»
0 3
07.08.17 Браткова Татьяна
0 5 6