Браткова Татьяна
"Не давайте святыни псам"
20.06.2017
Политика, Экономика, Общество, Культура, Прочее
Россия
«Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас».                                                                                                                       Евангелие от Матфея: 7:6
22 июня утро было солнечным, на небе не было ни облачка. К окошку подлетел  голубок – инвалид.  У него одна ножка перевязана ниткой. Он напоминает мне  ветерана  войны и  труда,  шахтера из Донецка. У него не было одной ноги. До перестройки он  приехал на Кавказ с внуками, чтоб показать им  места боевых сражений, места гибели боевых друзей. В это же время в этой же гостинице отдыхали туристы из ФРГ: «дедушка» привез «внуков». Инструктор и гид - переводчик, которые работали с ними, сказали, что «дедушка» пользуется своими картами, каких  опытные инструкторы  не знали.  Что он будет показывать «внукам», они тоже не знали. Это не входило в  компетенцию гида.
Советских и иностранных туристов обслуживали по разной  категории. Иностранцам уделялось внимания намного больше. Культура обслуживания, ассортимент, качество приготовления блюд для иностранцев были намного выше. Обедали туристы в одном зале.
Советский  ветеран зашел на территорию, где обслуживали иностранцев, и стал обедать. Официантка попросила его перейти за стол для советских туристов. Он отказался. Что тут началось! Ветерана провели по всем инстанциям. Он всюду спрашивал: «Почему я – освободитель, победитель, должен давиться хеком, а фашист – зернистой икрой, балыком, ростбифом, медом?»
Меня попросили поговорить с ним, объяснить ему правила приема иностранных гостей, рассказать про категории, сделать все, чтоб исправить ситуацию. Он рассказывал мне о войне, о погибших друзьях, о том, как потерял ногу. Было больно слушать. А он прошел через этот ад, ради мира на земле, ради спасения от фашизма наших поколений.  Передо мной сидел не чужой человек, возможный однополчанин моих погибших родных, один из которых был Героем Советского Союза. Для меня все ветераны – однополчане. Передо мной сидел наш  освободитель от смерти, от фашистского ига. Но я работала в системе Госкоминтуриста, делала все для высокого уровня обслуживания  иностранных гостей. Вопросы организации приема и размещения, питания советских туристов были не в моей компетенции. Я думала, что переведу его в другой номер, за  другой стол, все уладится. Но он отказался. Он смотрел на нас с глубоким презрением. Мы не понимали главного. Как рыбак рыбака видит издалека, так два воина из противоборствующих армий  чувствуют друг друга на расстоянии. Бдительный защитник Родины видел насквозь врага.  Война живет в их сердцах. Фашизм сеял смерть и разрушение. Советские воины ценой жизни спасали мир от фашизма. Ветеран обиделся не за себя, за тех, кто пал в борьбе с гитлеровскими захватчиками, за наше  поколение, потерявшее историческую память и бдительность. Гитлер заявлял: «Нам недостаточно просто разбить русскую  армию и захватить Ленинград, Москву, Кавказ. Мы должны стереть с лица земли эту страну и уничтожить  ее народ». Фашисты беспощадно уничтожали  и разрушали все на своем пути. У нас было достаточно информации о «туристе» из Германии, чтоб осознать: «дедушка» не просто альпинист, не красота природы его интересует. Но мы соблюдали этикет, выполняли профессиональный долг. А старый воин сразу понял, кто перед ним. Он сказал: «Сколько волка не корми, он в лес смотрит».
Он уехал. А «дедушка»  из ФРГ остался, пока не завершил программу пребывания в полном объеме.   После этого случая я перешла работать в одну из лучших школ Советского Союза. Но встречу с ветераном буду помнить всю жизнь.
Затем в  Архыз приехал  Гельмут Коль, которого М.С. Горбачев встретил  по всем правилам кавказского гостеприимства,встречали всюду по русскому обычаю хлебом - солью.
Вот как писали об этом газеты:«1990 год. Июль. В ФРГ и ГДР полным ходом готовились к воссоединению Германии. Важнейший барьер создавал Советский Союз. Преодолеть его удалось на Кавказе.

Встреча на Кавказе
Когда утром 14 июля 1990 года западногерманская делегация во главе федеральным канцлером Гельмутом Колем (Helmut Kohl) отправлялась на самолете из Бонна в Москву, никто не мог сказать, чем завершатся предстоящие переговоры, призванные завершить процесс воссоединения Германии. Ведь глава советского государства и генеральный секретарь Коммунистической партии СССР М. Горбачев не высказался на предмет возможности членства воссоединенной Германии в НАТО, а для ФРГ это было в высшей степени принципиально.
"Мы летим на Кавказ!"
 
Переговоры на Кавказе
Итак, М. Горбачев принимает Г. Коля в Кремле. Г.Коль  заявил сразу: приглашение полететь  на Кавказ он готов принять в том случае, если от воссоединенной Германии не потребуют нейтралитета. Если советский лидер считает, что объединенной Германии в НАТО не место, немецкая делегация  возвращается в Бонн. Ответ советского генсека не заставил себя ждать. "Мы летим на Кавказ, господин бундесканцлер!" - многозначительно сказал Горбачев. И переговорам был дан старт.
Как вспоминает советник Гельмута Коля по вопросам внешней политики и обороны Хорст Тельчик (Horst Teltschik), уже на первых переговорах в Москве, президент Горбачев в принципе дал согласие на вхождение объединенной Германии в Североатлантический альянс и на ее полный государственный суверенитет.
Цветы от первой леди СССР
Заручившись согласием Горбачева, Коль полетел с ним на Кавказ. По дороге в Архыз,  Коль и Горбачев делали остановки, чтобы принять у людей хлеб - соль - символ славянского гостеприимства.
Горбачева сопровождала его супруга Раиса. В Советском Союзе Горбачева сильно критиковали. Люди возлагали на него ответственность за кризис, за стремительный распад могущественной страны и масштабные экономические проблемы, которые испытывали государства Варшавского договора.
Супруга советского лидера, смело поддерживавшая проводимый ее мужем курс, потрясла Ганса-Дитриха Геншера. О роли Раисы Горбачевой вспоминает и Хорст Тельчик. Однажды, когда участники обеих государственных делегаций направлялись к реке, Раиса неожиданно остановилась и стала собирать цветы на лужайке. Потом подошла к Гельмуту Колю и протянула ему букет. "Это был новый сигнал! - рассказывает Тельчик. - Он означал, что столкновений во время переговоров быть не должно и что обе стороны намерены добиться хорошего результата".
Авторы: Маттиас фон Хельфельд, Наталия Королева
"Когда он вернулся, мы поняли, что все продано, что и в НАТО они будут, и денег не будет, ничего", — вспоминает Николай Рыжков.
"Интересный отклик на Архыз Шеварднадзе. Он из Архыза полетел в Брюссель и сказал: "Нам нужно реализовать договоренности, которые достигнуты в Архызе, как можно быстрее,  пока бетонноголовые в Москве не раскусят, о чем речь", — рассказал Валентин Фалин.
«Но и до получения Нобелевской премии Михаил Сергеевич хорошо «поработал» на Запад. Напомню о переговорах президента СССР Горбачева и канцлера Германии Г. Коля, состоявшихся в июле 1990 г. на северокавказском курорте Архыз. Место было выбрано не случайно. Горбачев стремился максимально засекретить переговоры, скрыть их детали от своих «соратников» в Москве, так как планировал обсудить сдачу ГДР и вывод Западной Группы советских войск из ГДР.
Вот что рассказывает о советско-германской встрече в Архызе бывший секретарь ЦК КПСС В. Фалин в интервью журналу «Русская жизнь» (№ 11, 2008). «Горбачев поехал в Архыз, не посоветовавшись ни с Министерством обороны, ни с ЦК, ни с международным комитетом Верховного Совета СССР. Всех перед фактом поставил, а Шеварднадзе, например, сразу из Архыза полетел не в Москву, а в Брюссель, и там сказал, что нужно немедленно начать реализацию достигнутых в Архызе договоренностей, пока те, кто в Москве против, не успели прийти в себя». (Aeslib)
Фалин в том же интервью сообщил, что Бонн в середине 1960-х предлагал советскому руководству 125 миллиардов тогдашних марок за отказ от поддержки ГДР. В начале восьмидесятых ФРГ предлагала СССР уже только за вывод советских войск и выход ГДР из Варшавского договора безвозмездный кредит в 100 миллиардов марок. «А Горбачев в Архызе принял 14 миллиардов на новые казармы и дома для военных, даже не списав долги Советского Союза обеим Германиям, при том, что одно наше имущество в ГДР стоило под триллион. Все было списано, все потерялось, а мы так и остались в должниках».
Шеварднадзе, прилетев по поручению Горбачева в штаб-квартиру Совета НАТО в Брюсселе, направился по тамошним кабинетам, слушать рекомендации, выгодные натовцам.
В результате 12 сентября 1990 г. президент СССР Михаил Горбачев и канцлер ФРГ Гельмут Коль подписали договор, регламентирующий вывод войск с территории ГДР, больше напоминавший бегство». Затем Германия воссоединилась, а  Советский  Союз... Впрочем, дальше Вы сами все знаете.  Вот о чем мне напомнил голубь с перебитой ножкой.   Французы, чтоб не было войны, кормят голубей. И я кормила  голубей и в Советском Союзе, и за рубежом. К сожалению, не только голубей. Наш ветеран  был прав: «Сколько волка не корми, он в лес смотрит». Действительность подтверждает. Мы всем гостям рады, всех встречаем хлебом – солью по  русскому обычаю. И долги всем прощаем. А они?
Впрочем,  дальше Вы сами все знаете...
Другие материалы автора
2017-10-11 05:47 0 1
«За мир, солидарность и социальную справедливость, мы боремся против империализма — уважая наше прошлое, мы строим наше будущее»., - девиз XIX фестиваля молодежи и студентов.
2017-10-08 23:21 0 10
О мальчике из зоны боевых действий.
2017-10-08 22:34 0 8
9 октября исполнилось 74 года со дня освобождения Кавказа от немецко - фашистских захватчиков. Интервью с председателем Карачаево-Черкесского республиканского совета ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов. Н.А. Такушиновым:
Другие материалы автора
11.10.17 Браткова Татьяна
0 1
08.10.17 Браткова Татьяна
0 10
08.10.17 Браткова Татьяна
0 8