Власова Оксана
Ах, пани-панове!..
14.06.2017
Общество, Культура, Семья и отношения
Россия
Ах, пани-панове!..
 
«Польша никогда не потеряет своего национального характера: он слишком резко вычеканен».
Петр Алексеевич Кропоткин
 
Маковец, пончики с джемом, тончайшие фаворки, припорошенные сахарной пудрой… М-м-м! От такого лакомства трудно удержаться, да и не положено гостям отказываться от угощения у радушных хозяев, ведь их здесь так ждали! А в гостях мы сегодня у общества потомков польских.
Ароматный чай чуть подостыл в чашках, пока мы делились рецептами, узнавая в польском маковце полюбившийся и нам, русским, маковый рулет, а в фаворках – хрустящий хворост. Да, так много за время нашего соседства переплелось и смешалось, так многому мы друг у друга научились! Но все-таки в этом пестром смешении традиций, культур, наречий важно помнить свои, родные, которые принадлежали далеким предкам. Помнить не для того, чтобы обособиться, а для того, чтобы корни свои знать, беречь то, что ценно каждому сердцу – память о родных местах. А мы, живущие рядом, всегда с удовольствием знакомимся с этими сберегаемыми ценностями, причем в данном случае с ценностями не только духовными, но и вполне материальными, ведь в гости нас позвали… в музей!
Именно здесь, на базе Енисейского краеведческого музея, более 12 лет назад было создано общество потомков польских, которое возглавила научный сотрудник музея Марина Альбертовна Лысаковская. Она же и начала сегодня наше знакомство с предметами, бережно хранимыми в семьях потомков польских, и музейными экспонатами, которые могут приоткрыть для нас традиции польского гостеприимства, а вместе с тем и некоторые черты характера поляков. О чем, вы думаете, могут рассказать частично сохранившийся фарфоровый сервиз начала прошлого века и маленькие посеребренные ложечки в форме раковин-жемчужниц? Может, о том, что в польских семьях принято было много внимания уделять красоте сервировки стола? А рушник, заботливо вышитый хозяйкой? А бумажные выцинанки, это бумажное кружево, украшавшее стены и окна усадеб, особенно в рождественские дни… Они распространены во многих странах: Китае, Японии, Мексике, Дании, Финляндии. Полюбились эти бумажные оконные украшения и нам, россиянам. Но только в Польше разновидностью выцинанок являются так называемые выклеянки – многоцветные декоративные композиции из вырезанных бумажных частей, наклеенных друг на друга или друг около друга. Кстати, такое бумажное творчество нередко служило занятием для развлечения гостей, которых в отдаленных друг от друга польских усадьбах ждали с особым нетерпением. Разумеется, редкого гостя – званого или незваного - старались накормить обильно, включая в меню по нескольку мясных и рыбных блюд, потчуя напитками, десертами и выпечкой (к слову, многие рецепты сладостей польские хозяйки перенимали у восточных мастеров). Но и этого, считали шляхтичи, недостаточно для ублажения гостя, а потому его щедро одаривали подарками. А взамен от гостя требовалась только похвала, ну вот хоть бы… лошади хозяйской. Конечно, со временем, рассказывает Марина Альбертовна, этот обычай сошел на нет: уж слишком многие стали злоупотреблять радушием принимающей стороны.
А потом в истории случилось так, что принимающей стороной для самих поляков стала далекая неведомая и вовсе тогда неприветливая Сибирь. Не потому, что гостям здесь не рады, нет. Просто такое было время. Но представить себе наш Енисейск и Енисейский район без ссыльных, в том числе и поляков, совершенно невозможно. В своей «Краткой летописи Енисейского и Туруханского края Енисейской губернии за 1594-1893 гг.» ученый Александр Кытманов описывает два этапа формирования польской диаспоры в Енисейске: ссыльные после восстаний 1831 года и 1863 года. Он отмечает, что первые поляки были очень уважаемыми среди народа, поскольку часто исполняли функции волостных писарей, занимались огородничеством в тяжелых климатических условиях. Ссыльные после восстания 1863 года, по мнению краеведа, являлись наиболее образованной и мастеровой группой среди населения города. Поляки работали на золотых рудниках в качестве инженеров, кузнецов, столяров, бухгалтеров и врачей. Кстати, занятия по музыке и танцам в Енисейске появились тоже благодаря выходцам из Польши. А еще в числе людей, способствовавших созданию старейшего в Сибири Енисейского краеведческого музея, был сосланный сюда по «делу каракозовцев» ученый-метеоролог Максимилиан Осипович Маркс, который помимо исследовательской работы много времени уделял обучению енисейских детей, готовя их к поступлению в гимназию. Занимаясь метеорологическими наблюдениями, которые, к слову, привели к открытию нескольких метеостанций, в Енисейске в том числе, Маркс как-то написал в своей работе «Климат Енисейска по двенадцатилетним наблюдениям 1871—1883 гг.»: «Невольно приходится удивляться выносливости здешних растений, когда после сильнейшего инея утром, в полдень ищи на какой-нибудь лужайке в полноте жизненной энергии тысячи исполинских пионов или же башмачок, которыми случалось любоваться на европейских выставках только под хрустальными клетками». Эта стойкость в полной мере присуща и сибирякам – и тем, которые изначально здесь корнями, и тем, кто укоренился здесь волею судьбы.
Среди таких, укоренившихся, семья Веры Александровны Луговской (она в музее дорогой гость, среди экспонатов выставки – реликвии и ее семьи, а ее саму сегодня почтительно называют пани Вера). «В конце XIX века были сосланы из Польши в Маклаково мои прабабушка и прадед, - рассказывает она. - Причина до сих пор остается для нас тайной. Но они были молодые, прижились и здесь. Здесь же у них родилось семеро детей, среди которых в 1900 году - моя бабушка, Мария Антоновна. Повзрослев, она вышла замуж за молодого человека с польскими корнями, сосланного с Украины. Свою прабабушку я видела в раннем детстве, она какое-то время жила в нашем доме. Помню по рассказам мамы, что была она удивительно доброй старушкой, работящей и очень светлой». О том, что семья имеет польские истоки, Вера Александровна узнала сравнительно недавно: «Время такое было: что-то скрывалось или по крайней мере не подчеркивалось. Сейчас начали вспоминать, искать документы. Открываются многие интересные факты. Моему старшему брату, которому уже восьмой десяток, задумалось написать книгу об истории семьи, о том, как два польских рода встретились на берегах Енисея. Сейчас собираем материал и с языком начали знакомиться. Все стало интересовать, словно потянуло куда-то в прошлое».
Семья Галины Радиславовны Радкевич, пани Галины, тоже из числа тех, чье место жительства поменялось не добровольно: «Дедушка - чистокровный поляк был, и мама, и папа – поляки. Прабабушка очень серьезная была, верующая. Про нее дед рассказывал, что она всех в семье заставляла молиться, нетерпима была ни к какому злу, так что папа мой вырос в семье христиан. А вот со стороны мамы – другая история. Ее семья проистекала из боярского рода, и дед ее был сослан вместе с декабристами, о чем в тасеевском музее есть информация. Жена его явилась сюда за ним, но родившиеся у них дети не имели право носить фамилию отца, и поскольку его разжаловали, то называть всех стали Солдатовыми. Пробыв на каторге много лет, возможность вернуться в Польшу прадед так и не получил. И осталась семья в Сибири. Вот так в нашей семье все перемешалось. О корнях своих польских помнили всегда. Но если про поляков еще можно было как-то говорить, то про род боярский – ни за что». Самое яркое воспоминание из детства для Галины Радиславовны – подготовка к Пасхе: как ждали этот праздник, как стояли ребятишками на ночной молитве. В то время она жила у дедушки с бабушкой: папа в армии был, офицером служил, а мама работала трактористом в колхозе, так что приезжала только на субботу. «На квартире у бабы с дедом жили три священника. Двое из них вернулись потом в Москву, а один - отец Леонид - так в Тасеево и остался историю преподавать. Три года назад мне встретиться с ним посчастливилось, - продолжает вспоминать Галина Радиславовна. - Вообще, очень строгие порядки в нашей семье были. «Береги честь смолоду» - это я с самых малых лет запомнила».
И про уважение, и про почтение, и про дружбу запомнила она с тех же пор. А еще запомнила картофельные галушки, которые бабушка, знатная стряпуха, всегда готовила как-то по-особому. Сейчас все эти воспоминания, все знания об истории своей семьи она старается рассказать детям и внукам. «Важно помнить свой род, свою землю, не забывать, кто ты, откуда вышел, и не задирать нос», - с улыбкой завершает разговор Галина Радиславовна, приглашая к столу: пора допивать чай… Да-да, мы же сегодня гости. Кстати, у поляков говорят: «Гость в дом – Бог в дом». Странноприимство, то есть желание принять в своем доме любого путника, позаботиться о нем, снарядить в дальнейший путь, всегда считалось делом благим. С мудростью не поспоришь…
Оксана ВЛАСОВА
На фото автора: представители общества потомков польских Марина Лысаковская и Ольга Крушинская
 
 
Отрывок из дневника жителя Енисейска Н.В. Скорнякова, члена Городской думы Енисейска: «Невольно вспоминаются изгнанники-поляки: все это был народ молодой, энергичный, живой, образованный, который сразу занял видное положение в городе, на всех поприщах жизни, не гнушаясь и ремеслами, из которых они ввели новые, ранее не существовавшие, как, например, колбасные, кондитерские, переплетные и другие. Имея уроки, которые им запрещали, как социалистам, вели их под сурдинку. Они много содействовали образованию юношества».
Другие материалы автора
2017-07-12 05:20 0 12
Езда в нетрезвом виде - преступление. Возможно ли его искоренение?
2017-04-10 06:47 0 13
Жить добрыми соседями или устанавливать свои законы на чужой земле?
2017-02-25 08:38 0 16
Повторение - мать учения, говорят. Мы повторяем вновь и вновь: "Осторожно: мошенники!"
Другие материалы автора
12.07.17 Власова Оксана
0 12
10.04.17 Власова Оксана
0 13
25.02.17 Власова Оксана
0 16