Сургутская трибуна
Боец трудового фронта
03.05.2017
Общество, Культура, Семья и отношения, Местная жизнь, Прочее
Россия, Ханты-Мансийский автономный округ
Автор: Рамиль Нуриев
Фото автора
 
В канун праздника Весны и Труда и в преддверии 72-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне губернатор Югры Наталья Комарова планировала встретиться с сургутским ветераном Максимом Сауниным. Рандеву наметили на 10 часов утра, но к труженику тыла журналисты прибыли чуть раньше (до приезда главы региона оставалось еще минут двадцать), время поговорить оставалось, а вот чтобы подробнее познакомиться с жизнью ветерана его было катастрофически мало. Поэтому наведались в гости к Максиму Михайловичу еще раз. И, надеемся, не последний…  


«Десять винтовок на весь батальон.
В каждой винтовке последний патрон.
В рваных шинелях, дырявых лаптях
Гнали мы немца на разных путях.
Всю Украину он грабил и жег,
Так что за ними остался должок».

Этот фрагмент стиха нацарапал на стене уборной сельской школы юный Максим. Было это в 1942 году, тогда ему исполнилось 12 лет. О том, что написал именно Максим Саунин, позднее узнали по почерку. Учительница Тамара Григорьевна сделала выговор, заявив: «Что ж ты делаешь, негодник, прекрати!». 
 
450 граммов хлеба, три картофелины
 
Сейчас эту историю Максим Михайлович Саунин вспоминает с улыбкой. А вот тогда, в 1942 году, ему было не до смеха. Начало войны он встретил совсем еще мальчишкой. В селе Хохотуй Читинской области, чтобы не умереть от голода, он и его сверстники пошли работать на завод по лесозаготовке.
- Те, кто был постарше, валили лес, возили его к берегу реки. Когда в мае лед сходил, сплавляли по большой воде бревна, - вспоминает ветеран. – Идет сосна по реке, а в ней 800 килограммов. Это еще легкое дерево. А вот попадет листвянка, так прямо беда! У нее комель (толстая часть ствола дерева непосредственно над корнем и корневищем. - Прим. авт.), как якорь. Застрянет - и бревна начинают складываться один на другой. И вот мы, дети, расталкивали их баграми. Бултых в воду - и бежишь греться к печке.
Грелись недолго. Как только от одежды начинал идти пар, накидывали ее на себя - и обратно на реку. Работали по 12 часов в день, а то и больше. За это детям в день полагалось  450 граммов хлеба, 100 граммов гальяна и три картофелины. Так проходило лето за летом. Когда застывала река, бревна возили на лошадях. Один из таких походов едва не закончился для Максима Саунина трагедией.
- Мы с Семеном трелевали однажды (трелевать — доставлять лес. – Прим. авт.). У него лошадь спокойная была, а у меня - наоборот. Когда стали спускаться с горы, мои сани перевернулись, и я попал под бревно. Хорошо, что там кочки были, и меня не раздавило. Закричал, меня услышали женщины, которые грузили недалеко на ледянке лес. Прибежали, вытащили. Пришел мастер, фронтовик наш, взял меня на руки, положил на сани и в больницу привез.
Случилось это зимой 1944-го. Именно зима преподносила детям больше всего испытаний. Одежда была вся в заплатах, обувки как таковой не было, шили все из подручных материалов, мотали портянки. Но самое главное - нужно было искать пропитание, работать от светла и до темна.
- Лежали мы с младшим моим братом Василием перед сном на печи в избе. Мама ушла к бабушке, чтобы найти нам поесть. Вася смотрит на потолок и говорит: «Вот бы он превратился в хлеб, тогда бы мы точно наелись». Я утром проснулся, а он мертвый уже. От голода умер... - вспоминает Максим Михайлович.
 
С трудового фронта на фронт другой
 
Максиму Саунину удалось выжить. В 15 лет он стал бригадиром, все так же работал на лесосплаве, там и встретил окончание войны. Тот день ветеран помнит так, как будто это было вчера. Говорит, в село прискакал нарочный и крикнул: «Бросайте все! Война закончилась!».
- Мы от радости аж подпрыгнули! И еще больше начали работать, - смеется сегодня ветеран. – Правда, потом мы стали работать  уже по восемь часов, а не по 12, как было раньше.
В 1949-м Максима Михайловича призвали в армию. Он и еще триста человек были направлены в Читинскую область. Оттуда эшелоном в город Совгавань.
- Выстроили нас на берегу. Вышел к нам адмирал Байков, хороший такой мужик. Он нам сказал: «Дети, не все пойдут во флот. Кто надводником станет, кто - подводником, кто-то попадет в морские погранвойска, а кто-то - в береговую охрану», - цитирует слова выдающегося советского флотоводца Максим Михайлович. - Потом он спросил у нас, кто хочет служить в морской пехоте. Из строя вышел я и еще два человека.
Новобранцев отправили в поселок Желдорбат, где находилась учебка. Там они провели девять месяцев. К слову, именно на этих воспоминаниях выражение лица Максима Михайлович на секунду изменилось. Он стал строже, сжал кулак.
- Нас хотя бы стрелять научили! А ребят, молодых и зеленых, которые даже представления не имели о военном деле, в Чечню неподготовленными отправили! Вот почему там так много потерь было! - вдруг выпалил ветеран.
Он знает, о чем говорит. Ведь одна война сменилась для Максима Саунина другой, о которой раньше было не принято говорить. В составе батальона морской пехоты в конце 1950-го он был направлен на Корейский полуостров, где разгорался конфликт между Северной и Южной Кореей.
- Переодевали нас в корейскую форму, чтобы не было международного скандала. Могу еще сказать, что против наших ребят американская морская пехота была намного слабее. Они боялись нас, - утверждает Максим Михайлович. - За те боевые действия меня наградили орденом Красного Знамени. Помню еще, собрали нас в здании, на драмтеатр похожем. Назвали мою фамилию. Меня в бок кто-то локтем тычет, мол, иди на сцену. Иду, под ногами пол скрипит, волнуюсь. Поднимаюсь на сцену, а ко мне Ким Ир Сен идет… Думал я, что руку пожмет, а он обнял меня.
В 1954 году, отслужив в рядах Советской армии, Максим Саунин вернулся в родной край. Затем получил специальность автомеханика и продолжил трудовую деятельность водителем в Силокском районе Читинской области. В 1971 году переехал в Сургут, устроился на работу в Сургутский объединенный авиаотряд начальником автоколонны. В 1994 году вышел на заслуженный отдых. В настоящее время проживает в Сургуте с супругой Раисой Захаровной. Через два года ветерану должно исполниться 90 лет, всей редакцией надеемся встретить Максима Михайловича в добром здравии и поздравить его с юбилеем.
Другие материалы автора
2017-05-03 12:33 0 6
О чем сегодня вспоминает первый мастер спорта Югры по лыжным гонкам и как из истории сургутского волейбола едва не вычеркнули пять лет
2017-04-20 13:33 0 10
Сургут на несколько дней стал столицей УрФО по фехтованию
2017-04-20 13:28 0 14
С прилавков детских магазинов могут исчезнуть тролли и феи, а дети будут играть только в «людей»
Другие материалы автора
03.05.17 Сургутская трибуна
0 6
20.04.17 Сургутская трибуна
0 10
20.04.17 Сургутская трибуна
0 14
Новое на портале
22.05.17 Браткова Татьяна
0 1 6
18.05.17 Енисейская правда
0 10
18.05.17 Курская правда
0 11
18.05.17 "Казанские ведомости"
0 7