Омская правда
Авангард Леонтьев: «Я преклоняюсь перед Врубелем»
03.05.2017
Общество, Культура, Местная жизнь, Прочее
Россия, Омская область
Автор Маргарита Зиангирова 
Фото Евгения Кармаева


Народный артист РФ Авангард Леонтьев стал гостем национального кинофестиваля дебютов «Движение». Корреспондент «ОП» встретился с ним.
О вечности литературы
– Авангард Николаевич, на творческой встрече с омичами вы выступили с литературной программой: читали поэму Пушкина «Домик в Коломне», стихи Алексея Толстого и Наума Коржавина. Чем можно объяснить появившийся у зрителей интерес к поэтическому слову?
– Россия – литературоцентричная страна, где к слову всегда большое внимание. Сейчас, когда страна живет в другой исторической формации, когда есть потери, а не только приобретения, всегда важно опираться на вечные ценности, которые закодированы в нашей русской классической литературе. Например, в «Войне и мире» Льва Толстого сохраняются те принципы, те идеалы, которыми жили целые поколения. И очень важно через таких великих художников слова, как Достоевский, Чехов, Толстой, Астафьев, дать людям опору в нашей повседневной жизни. Мало кто знает, что наш великий драматург Чехов по частоте постановок на мировых сценах занимает второе место после Шекспира. И надо, чтобы филармонии, которые занимаются пропагандой музыки, пропагандировали бы и литературу, чтобы наряду с музыкальными были и литературные абонементы.
– Расскажите о своих чтецких программах.
– В начале сентября этого года исполняется 200 лет со дня рождения русского поэта Алексея Константиновича Толстого. С его пьесы «Царь Федор Иоаннович» начинался МХТ имени Чехова, актером которого я являюсь. Пьесы Алексея Толстого до сих пор с большим успехом идут в театрах, среди них есть трагедии, написанные стихами. На его стихи написаны романсы. Я записал две чтецкие программы на радио, и в каждой из них звучат стихи о любви. Да простят меня пушкинисты, но Алексей Константинович Толстой писал о любви не хуже Александра Сергеевича. Помните романс на музыку Петра Ильича Чайковского «Средь шумного бала, случайно…». Так вот написан он на стихи Алексея Толстого.
Встреча с Врубелем
– Во время общения с омскими зрителями вы сказали, что собираетесь посетить Музей изобразительных искусств имени Врубеля.
– Мой учитель, мастер художественного слова, народный артист СССР Дмитрий Журавлев ездил по всей стране с литературными программами. Наверняка бывал и в Омске. Как режиссер он поставил мне три чтецкие программы. Благодаря Дмитрию Журавлеву я полюбил живопись. Он мне рассказывал, что когда бывает в городе, где есть картинная галерея, то обязательно идет туда. Я тоже, как только у меня получается несколько свободных часов, сразу же иду в картинную галерею.
– А как вы узнали об омском музее?
– В Москве часто проводятся выставки картин в Третьяковской галерее и в Музее изобразительных искусств имени Пушкина. И, бывая там, я много раз замечал этикетки, на которых было написано: «Картина из собраний Омского музея изобразительных искусств имени Врубеля». Я понял, что ваш музей является одним из самых богатых в России по ценности своей коллекции, и мне захотелось его посетить, чтобы понять, что связывает Омск с Врубелем. В Москве я живу рядом с тем местом, где была психиатрическая больница, в которой лечился художник. Я преклоняюсь перед его восхитительным талантом. Его полотна производят сильное, яркое впечатление до сих пор. У него был свой взгляд на живопись, и так, как он, никто не писал. Врубель незаменим.
В ожидании солнца
– Я всегда говорю, что лучшего режиссера в кино, чем Никита Михалков, быть не может. Чем он отличается от других? Он все придумывает заранее. На съемочной площадке ничего не ищет, он все давно уже нашел – дома, в кровати, в машине, пока ехал. У него есть так называемый «застольный период» репетиций, как в театре. Месяцами все сидят за столом и читают сценарий, тем временем выучивая текст. И на площадке все уже знают, что и как будет сниматься, потому что это заранее обговорено. Например, за три месяца до начала съемок Никита Сергеевич рассказал, как будет сниматься сцена с моим участием в фильме «Утомленные солнцем». Рассказал все до мелочей. Правда, погода немного подводила. В этом фильме солнце должно было быть во всех кадрах: в комнатах, в поле. А оно в то лето выходило из-за туч раз в день на несколько секунд. И, чтобы снять семиминутную сцену, мы жили в поле месяц под дождем в вагончиках и наконец дождались солнца 1 сентября. Никита и многие из съемочной группы даже заплакали от радости, когда фрагмент был снят.
– Авангард Николаевич, в вашем послужном списке три десятка киноролей…
– В последнее время в кино зовут редко. Предпоследний фильм с моим участием – «Солнечный удар» Никиты Михалкова, там я сыграл факира. А последняя лента – «Время первых», где у меня роль легендарного диктора Юрия Левитана.
– А в Сибири доводилось бывать раньше?
– Дальше Новосибирска с чтецкими программами не бывал и в Омске впервые.
Неуемный Табаков
– Авангард Николаевич, что в последнее время произвело на вас сильное впечатление?
– Совсем недавно открылась новая сцена театра-студии Олега Табакова, которая раньше располагалась в подвале, в Москве, на улице Чаплыгина. Там была сцена на сто мест. Она осталась, но город построил для театра Табакова новое помещение для 400 зрителей. Олег Павлович всю жизнь мечтал получить такую взрослую сцену для своего молодежного театра. И у него хватило терпения на несколько десятилетий дождаться-добиться этого. Кроме того, он построил школу для театрально одаренных детей со всей России. Это тоже была его мечта. А что такое школа? Это помещение, учителя. При театре-студии на Чаплыгина было ветхое здание, в котором размещалось двухэтажное общежитие. Из него Табаков сделал шести­этажное здание, в котором дети живут в комнатах на двух человек, занимаются, там находится прекрасная столовая, зрительный зал на 70 мест. И все это в центре Москвы, в двух километрах от Кремля! Бесплатно. Но мало ему этого, он еще задумал строительство нового здания МХТ у метро «Коломенская» в Москве. Это будет большой театр на 600 мест с очень хорошо оборудованной сценой. Олегу Павловичу удалось добиться всего, о чем он мечтал в жизни. Это совершенно неуемный человек.
– И любит помогать молодым.
– Этим Олег Павлович занимается всю жизнь. Первым его ученикам сейчас уже под 60 лет. Сначала он помогал нам, его коллегам, в пору нашей молодости. Однажды звонит мне – я еще первый месяц работал в театре – в 9 часов утра и говорит: «Здравствуй, это Олег Табаков. Хочешь сегодня заработать на радио?». Я даже обалдел. Во-первых, на радио было интересно, во-вторых, там платили больше, чем в театре.
– Вы 36 лет прослужили в Московском театре «Современник». Сейчас играете в МХТ имени Чехова, где наряду с мэтрами работают совсем молодые артисты. Как вы себя там ощущаете?
– Очень хорошо. В МХТ три сцены и очень много работы. Некогда лениться, заниматься сплетнями, потому что все при деле. В результате этого в театре хорошая атмосфера. Работают и молодые, и такие, как я, отметившие недавно свое 70-летие. Например, молодой актер Александр Молочников поставил как режиссер два спектакля, сейчас ставит третий. Причем он ставит эпохальные пьесы, посвященные Первой мировой войне, декабристам. Сейчас готовится постановка о событиях осени 1917 года. Так довериться молодому артисту мог только такой провидец и любящий молодежь человек, как Табаков. Он настоящий строитель театра вслед за своим учителем Олегом Николаевичем Ефремовым.
Другие материалы автора
2017-06-15 09:54 0 6
Пятнадцатилетний двукратный чемпион мира по панкратиону мечтает стать профессиональным бойцом ММА.
2017-06-15 09:48 0 7
Народная артистка России о любимых ролях, наградах и партнерах.
2017-06-15 09:46 0 7
Журналист «ОП» попробовал себя в качестве ассистента грумера.