Омская правда
Игорь Малиновский:«Мечтаю о своем вертолете»
30.03.2017
Спорт, Местная жизнь
Россия, Омская область
Автор Евгений ОРЛОВ
Фото Евгения Кармаева
Этот сезон для омского «стреляющего лыжника» Игоря Малиновского стал по-настоящему успешным – его уже называют восходящей звездой отечественного биатлона. Сначала «золото» юношеского первенства мира, потом победа на юниорском первенстве Европы и, наконец, сразу  три золотые медали на чемпионате мира по биатлону среди юниоров.
А затем он стал  первым в российской истории биатлонистом, в 19 лет дебютировавшим в составе национальной сборной на этапе Кубка мира. Здесь ему пришлось выйти на трассу вместе с великими Йоханнесом Бё, Мартеном Фуркадом и Антоном Шипулиным.
Сразу по возвращении в Омск Игорь Малиновский вместе со своим тренером Жадгиром Махамбетовым первым делом отправился в редакцию «ОП», чтобы рассказать о своих впечатлениях от «звездного» сезона и планах на будущее.
С камчатской лыжни – в омское небо
– Игорь, расскажи, как начинался твой путь в большой спорт?
– Как большинство нормальных деревенских парнишек, я сначала занимался хоккеем и футболом. Но в восьмом классе, после того как неплохо пробежал осенний кросс, тренер предложил мне заняться лыжным спортом. Учился в СДЮСШОР по зимним видам спорта в Камчатском крае и уже к окончанию школы был чемпионом Дальнего Востока и вторым в России по биатлону, а также четвертым по лыжным гонкам среди юношей.
– Почему решился уехать в Омск, ведь понимал, что придется тяжело – и тренироваться, и учиться?
– Все очень просто – на вертолетчика учат только здесь, а быть пилотом вертолета – это моя мечта. Отец всегда брал меня с собой в небо. Мы поднимались высоко над землей, где он делал такие трюки и виражи, что захватывало дух. Еще в детстве я принял решение: буду таким, как он. Поскольку в школе учился хорошо, то при поступлении в училище в своих способностях не сомневался, оставалось пройти медицинскую комиссию, результаты которой решали все. Здоровье оказалось отличное, вступительные экзамены сдал и первый семестр прошел легко – окончил на пятерки и всего одну четверку. Но потом в мой распорядок дня добавился спорт, и времени на учебу стало катастрофически не хватать. Уроки приходилось готовить поздно вечером, на сборах или в перерыве между тренировками.
– Кстати, а какое отношение преподавателей к тебе: обычное или особое?
– В первый год мне сразу дали понять, что учеба будет на первом месте, но после того как пошли спортивные результаты, стали делать небольшие поблажки – разрешили сдавать многие зачеты экстерном и в удобное для меня время, после участия в международных соревнованиях.
– Как проходили тренировки с Жадгиром Кагировичем?
– Конечно, непросто, но было бы желание. Сначала на занятия в колледж, потом – тренировки. А они бывают разные – длительные, когда бегу 30–40 км, и обычные – для поддержания формы – достаточно и 10 км. Отдельно занимался в тире или на природе, оттачивая стрельбу из мелкокалиберной винтовки. Чтобы стать победителем, надо быть выдержанным, уравновешенным. Но это не всегда получается, поэтому ежедневно приходится упорно заниматься. В биатлоне, в отличие от лыж, ногами не всегда получается «отыграть». Надо анализировать и до, и по ходу гонки, а после нее работать над ошибками.
Первые шаги наверх
– Игорь, ты ожидал, что в этом сезоне завоюешь столько медалей?
– Став победителем и двукратным серебряным призером молодежного первенства мира-2016, на этот раз изначально настраивался только на самые высокие результаты. Сначала выиграл «золото» в спринте на всероссийских соревнованиях в Ижевске, потом на третьем этапе юниорского Кубка IBU завоевал «серебро» в спринте и «золото» в смешанной эстафете. Первенство мира среди юниоров в Нове-Место стало заключительным этапом Кубка IBU, который хотелось тоже завершить победной точкой. И мне это удалось. Ожидал одну золотую медаль в спринте, а вот остальные две стали приятной неожиданностью, которой, конечно, пришлось добиваться потом и кровью. До меня на этих чемпионатах мира только Антон Шипулин брал три «золота» и одно «серебро». Так что теперь по золотым медалям могу с ним сравниться. Я уже слышал, что ваши коллеги меня прозвали «омским Шипулиным», но я совершенно другой, я – Игорь Малиновский.
– Ждешь к себе сейчас особого отношения?
– Не сказал бы. Отношение осталось прежним, да и я считаю, что надо быть простым человеком, не возгордиться. Для однокурсников как был Игорек, так и остался. Только вот требуют «проставиться» за медали. Но это дело святое! (Смеется.)
Вместе с Фуркадом
– Сезон был очень трудным, ты не сходил с лыжни и рубежей. Как это тебе далось?
– Если честно, то все это было нереально трудно, хотя бы потому, что настраивался только на пару чемпионатов, но меня взяли еще и на этап Кубка мира. Я все понимал – меня просто «пробуют», поэтому не ставил там перед собой особых задач и целей. Хотел побегать и пострелять в свое удовольствие, получить новые эмоции.
– Чувствовал, что ты еще пока мальчишка перед топовыми спортсменами?
– Я ведь только первый год в юниорах, а не в мужчинах. Но если бы был свежее – вернуть бы мне силы и настрой до чемпионата мира, то смело можно было брать вершины и во взрослом биатлоне.
– Кстати, как отнеслись другие члены команды к молодому «выскочке»?
– Ребята они, конечно, все дружелюбные, но в глазах была видна настороженность по поводу того, что молодежь наступает на пятки и в ближайшем будущем их отодвинет. Это постоянно присутствовало во время общения. Тем более кроме меня были еще две юниорки – тренеры таким образом «погрозили» лидерам сборной – плохо выступят, на старт первыми будем выходить мы.
– Но ведь первый блин у тебя получился комом?
– Я надеялся, что смогу что-то показать, на трассе старался бежать наравне с лидерами – Эриком Лессером, Владимиром Илиевым, а на финишном круге даже смог обогнать кого-то из норвежцев, несмотря на все его усилия. Самое сложное было перестроиться с бега на стрельбу, но у меня на этот раз не получилось. Конечно, расстроился, но меня поддержали все – и тренеры, и ребята. Поздравляли с хорошим дебютом, отметили прекрасный ход. А сам я считаю, что 86-е место даст мне толчок к тому, чтобы тренироваться еще больше. Я вообще сезон не люблю заканчивать на хорошей ноте, чтобы была мотивация выиграть потом.
Тем не менее мне все же удалось побывать на пьедестале – сборная России по итогам соревнований завоевала Малый хрустальный глобус, выиграв общий зачет в эстафетах.
– Кстати, а как этот приз оказался у тебя?
– Когда нашей команде его вручали, должны были отдать нашему капитану – Антону Шипулину. Но что-то все замялись, и тогда я решил сам взять его из рук президента Международного союза биатлонистов Андреаса Бессеберга. Вот такой я простой парень! (Смеется.)
– Такая «простота» помогала общаться со звездами биатлона?
– Возможно, ведь я молодой и непосредственный. Например, в столовой можно было самому приготовить вафли. И так получилось, что во время завтрака Мартен Фуркад стоял передо мной и у него ничего не получалось. Тогда я принялся обучать его этому нехитрому делу. Он даже по-русски сказал спасибо, и мы вместе сделали селфи.
Давелось мне пообщаться и со своим кумиром – единственным в истории двукратным обладателем неофициального звания «Король лыж» Петтером Нортугом, которым я восхищаюсь еще с восьмого класса. А еще мне посчастливилось поужинать с признанной красавицей биатлона – итальянкой Доротеей Вирер. Как раз был мой 20-й день рождения. Также сфотографировался с Уле-Эйнаром Бьорндаленом и поговорил с его женой Дарьей Домрачевой. Так что «звездного» общения мне хватало.
– Для тебя это было очень необычно? Ведь они звезды, а ты совсем молодой мальчишка, первый раз попавший в их окружение?
– Скажу честно, эмоции зашкаливали, я многих видел только по телевизору, а тут они рядом со мной. Так что я старался держать себя в руках, не хотелось сильно «облажаться». Но пообщаться с великими было действительно интересно.
Впереди – Корея?
– Игорь, каким ты видишь для себя будущий сезон?
– Сейчас загадывать не будем. Может, выступлю как юниор, а может, уже буду постоянно бегать за национальную команду, время покажет. А сейчас очень бы хотелось слетать на родину, но когда это получится, пока не знаю. В любом случае на тренировочные сборы с национальной командой надо будет ехать, тем более 31 марта тренерский совет обозначит предварительные списки сборной. Кстати, в апреле должны определить и претендентов на зимние Олимпийские игры в Корее в 2018 году. И я, по словам моего тренера, должен однозначно попасть в расширенный список команды.
– Тебе не страшно, а вдруг реально придется ехать на Олимпиаду?
– Нет, просто будем работать, работать и еще раз работать. Надеясь только на лучшее.
Небо всегда со мной
– Игорь, откуда слухи о том, что ты уезжаешь из Омска в другой регион?
– Это чьи-то бредовые фантазии, первый раз об этом слышу. Я учусь в ОЛТУГА и никуда уезжать не собираюсь. По крайней мере, пока не получу диплом пилота вертолета.
– Кстати, сейчас-то ты определился – биатлон или небо?
– Как на тренировке сказал Зигфрид Мазе – наставник Йоханнеса Бё: «Надо относиться к этому как к игре. Если же все делать слишком серьезно, то ничего не получится». Так что я по этому совету отношусь к биатлону как к хобби. Пока все «идет», будем заниматься. Но диплом летчика мне нужен в любом случае, ведь сейчас я уже не просто мечтаю, но и подумываю о своем вертолете.
– И как ты это все успеешь сделать?
– Есть такое слово «надо». В этом году обязательно сдам все «хвосты» и выполню определенное количество летных часов – у меня есть цель, и ее надо выполнить. Так что сейчас меня ждет многодневная зубрежка по всем предметам, чтобы второй курс закончить на «хорошо».
– Ты восхищаешься людьми, которые отдали себя спорту,  сам же биатлон называешь хобби…
– Скорее все-таки игрой – одним из вариантов психологической адаптации. Ведь жить одним спортом очень тяжело. Я все равно постоянно думаю о небе!
Другие материалы автора
2017-04-19 15:56 0 11
Омский скульптор рассказывает историю Любы, Степана, Городового и других омских памятников.
2017-04-19 15:53 0 8
Двукратная чемпионка мира, мастер спорта международного класса по полиатлону – о цене победы, своей семье и планах на будущее.
2017-04-19 15:50 0 10
Журналист «ОП» поработал в шиномонтажной мастерской.