"Областная газета"
Прыгает по шесть раз в день. Снимает… зубами
14.06.2016
Спорт
Россия, Свердловская область
По будням екатеринбуржец Сергей Новосёлов работает в компании по установке конструкций из пластика и алюминия, а в выходные отправляется на аэродром Логиново. На Среднем Урале его вторая профессия – одна из самых редких. Он – воздушный оператор. Своих «моделей» Сергей снимает в экстремальных условиях – в свободном падении с высоты 2,5 километра со скоростью 200 километров в час, а техникой, прикреплённой к шлему, управляет лёгкими движениями… зубов и языка.


– Сергей, что было раньше – вы начали снимать или нырнули в небо?

 – Фотографией я увлекался с детства, но сейчас я скорее видеооператор, чем фотограф. Изначально парашютный спорт снимался только на видео – это единственное средство судейской регистрации результатов. И лично мне интереснее всего снять весь прыжок – инструктаж, выход из самолёта, полёт в свободном падении и под куполом и приземление – так, чтобы получившийся фильм потом не пришлось монтировать, а его герой и через десять лет с удовольствием смотрел и показывал это видео друзьям, снова ощущая те эмоции. С парашютом впервые прыгнул лет десять назад, когда перешагнул 35-летний рубеж. Прыгнул один раз, потом второй. После третьего инструкторы предложили остаться. Четвёртый и пятый прыжки выполнил в один день. Сейчас каждые выходные еду на дропзону (место, где выполняются прыжки с парашютом). За десять лет сделал 815 прыжков. Кроме меня в аэроклубе работают ещё пять операторов, в день каждый успевает сделать до шести прыжков. Больше – не укладываемся по времени. Учиться работе с камерой в небе стал где-то после 150 прыжков, после двухсот – начал тренироваться на таких же спортсменах. Сейчас допуск к упражнению «Прыжок на видео- и фотосъёмку в свободном падении» дают только после трёхсот прыжков.



Из самолёта воздушный оператор выходит чуть раньше, чем тандем-инструктор с пассажиром, чтобы успеть снять сам момент прыжка. Фото: Дмитрий Пряхин


 – Почему?

 – Из-за высокой сложности. Оператор – это спортсмен с уровнем подготовки выше среднего. На высоте 2400 метров (а именно с такой высоты совершают прыжки в тандемах) расслабляться некогда. Средняя скорость полёта – 200 километров в час, но из-за того, что тандемы в зависимости от веса падают с разной скоростью, приходится удерживать или отпускать себя площадями собственного тела. Складываешься – летишь гораздо быстрее, расправляешься – летишь медленнее.

 – Для этого и техника, и экипировка должны быть соответствующими?

 – Техника – самая обычная. Сегодня индустрия электроники предлагает для воздушных съёмок всевозможные девайсы, которые позволяют запускать процесс рукой, зубами или языком – для этого к камере крепится специальная кнопка. Вес «железа» на шлеме в целях безопасности ограничен полутора килограммами. Видоискатель камеры в такой съёмке, по понятным причинам, использовать невозможно, поэтому в качестве «прицела» используется прозрачная пластинка перед глазом, с обозначением центра кадра. Костюм – почти как в групповой акробатике. Штанины комбинезона скроены таким образом, чтобы создавать дополнительную площадь. Между руками и туловищем – специальные крылья, которые также добавляют телу площадь и помогают удерживаться на низких скоростях. Во время прыжка оператор выходит из самолёта первым и несколько секунд висит снаружи, держась руками за обрез двери, чтобы снять момент прыжка. Затем он летит рядом с тандемом, раскрывает свой парашют чуть позже тандем-инструктора, но приземлиться должен раньше, чтобы снять приземление тандема.



 – Что нужно, чтобы при воздушной съёмке «модель» выглядела фотогенично?

 – Правильно выбирать ракурсы. Самое сложное для нас – борьба с солнцем: надо, чтобы тандем-мастер регулировал положение относительно света. Если тандем летит лицом к солнцу, сверху снимать его нельзя – получается некрасиво. Снимаешь снизу – появляются тени на лицах, и приходится маячить пассажиру, чтобы он поднимал голову. Ещё одна сложность: пассажиры у тандем-инструкторов бывают достаточно крепкие, в итоге тандем начинает «крутить». Мастерство тандем-инструктора – в том, чтобы развернуться в нужном направлении. И кроме того: на земле ты можешь посмотреть на экран и увидеть, что снимаешь. В воздухе это невозможно: приходится на собственном опыте учиться определять, куда направлять камеру, какую дистанцию выдерживать, чтобы зафиксировать тот или иной кадр или сюжет.

 – Курьёзные случаи за время работы бывали? Скажем, человек отказывается прыгать или начинает отбиваться от инструктора…

 – Таких серьёзных не было (смеётся). А из мелких курьёзов – девушки после выхода из самолёта зажмуривают глаза и весь полёт не шевелятся. На самом деле, столько разных эмоций удаётся увидеть за один день, а самые красивые снимки получаются, когда человек улыбается.

 – В прошлый раз на аэродроме передо мной прыгал ваш коллега, которому подарили на день рождения сертификат на прыжок в тандеме со съёмкой. А у него за плечами – больше двух тысяч прыжков…

 – Это мы так любим пошутить. На самом деле, есть такая традиция – все прыжки, кратные ста, а затем – кратные тысяче, отмечать «фановыми» прыжками. И дни рождения тоже. Делаем это просто ради удовольствия. Кстати, первый раз отмечали «круглую цифру» коллеги в 500 прыжков на дропзоне в Мензелинске. С 4-километровой высоты одновременно прыгали несколько операторов, и все – с камерами.

 – Часто после первого прыжка возвращаются и навсегда остаются в парашютном спорте?

 – Прыжок в тандеме для многих – просто единоразовый праздник. Примерно треть приезжают с подаренным сертификатом или делают себе подарок на день рождения. Возвращаются достаточно мало. Знаю от силы человек десять, которые прыгают постоянно. Приехал, как я, один раз, второй, а потом небо затягивает и уже не отпускает.


Автор: Ольга Кошкина.
Другие материалы автора
2016-06-17 14:55 0 19
Об основательности и разносторонности этого человека говорят сами факты. Он разработал более десятка проектов федеральных и областных законов — и своими руками смастерил мебель для домашнего кабинета. Написал свыше сотни научных трудов, в том числе книг — и с семи лет косит сено. Блестящий лектор, никто лучше него не преподаёт в Екатеринбурге договорное право — а он занимается историей старинного уральского села Конёво, где родился и вырос.
2016-06-14 10:17 0 14
Сборная России по футболу провела свой первый матч на чемпионате Европы-2016 - против англичан. Как мы уже рассказывали, на поле появились два наших земляка – Олег Шатов и Игорь Смольников. Представить сборную России без них уже невозможно, а ведь когда-то они делали свои первые шаги именно на Урале. «ОГ» решила подробней рассказать о талантливых свердловчанах в сборной России. Начнём с Олега Шатова.
2016-06-07 11:38 0 14
Впервые стали известны сведения о доходах и имуществе депутатов муниципальных дум, работающих в том числе на неосвобождённой основе. «ОГ» проанализировала декларации за 2015 год. Оказалось, что большинство народных избранников занимаются предпринимательской деятельностью. Согласно отчётам, самые богатые депутаты работают в Екатеринбурге и Северном управленческом округе.