«Выксунский рабочий»
Жили люди (часть II)
25.02.2016
Общество, Культура, Развлечения, Семья и отношения, Местная жизнь, Прочее
Россия, Нижегородская область
Выписка из дела ВЧК:

…белогвардейцев, причём одних видели разъезжавшими с оружием на автомобиле и выполнявшими различные поручения белогвардейского штаба. Это Гундобин (скрылся), Сергей Белонин, Иван Ямщиков... Николай и Аркадий Рудаковы … Иван и Михаил Тагуновы (ездили на станцию Навашино с пулемётом)…

Постановить дополнительный приговор, который и объявить 1 марта 1919 года:

Первова Пантелеймона… Рудакова Николая, …Рудакова Аркадия, Новоселова Александра … – заключить в военно-концентрационный лагерь до окончательного прекращения гражданской войны, а при невозможности сего – лишить их свободы и заключить под стражу с обязательными общественными работами: Рудакова Аркадия – на пять лет, Новоселова Александра – на пять лет, Булгакова Константина – на шесть месяцев, остальных же обвиняемых на два года...



Окончание. Начало в «ВР» №8 от 5 февраля

Аркадий Рудаков провёл в тюрьме пять лет. После – жил в своём доме на ул. Комсомольской с матерью и сёстрами (Анной и Тамарой). Жил на средства сестры, которая содержала весь дом. Работы он не имел, но рук не опускал, радовался мирной и свободной жизни. Посвятил себя охоте в лесах и рисованию. В 1926 году в Муроме папа встретил своего товарища по школе – Бориса Васильевича Алякринского, жившего и работавшего на тот момент в Выксе. После школы тот окончил Московский лесной институт, вот и трудился в Лесоторфоуправлении (ЛТУ). Был начальником отдела по торфу. Аркадий ему всю свою жизнь рассказал, ничего не утаил, Борис решил помочь. И в 1927 году папа уже работал в Выксунском ЛТУ техноруком по торфу: следил за грамотной организацией изготовления торфа на болотах, расположенных в окружающих Выксу лесах. В Выксе Аркадий жил у своей тёти – Антонины Михайловны Фигуровской. Папе было уже за 30, когда друзья решили его женить. Дмитрий Кузнецов как-то пригласил его в гости, а его жена Настя позвала подругу – Анну Гусеву. Так и встретились мои мама и папа. В 1929 году они поженились. Сначала жили у родителей Анны на ул. Лепсе, д. 10. Это здание вскоре было передано под Выксунский металлургический техникум. Родителям Анны дали двухкомнатную квартиру в районе Монастыря, в доме №21, а Аркадий и Анна стали жить в двухкомнатной квартире в «старой колонии». 

В 1931 году в семье Рудаковых родилась дочь Тамара, в 1933-м – сын Лёва. Жизнь протекала тихо и мирно. Анна воспитывала детей, Аркадий после работы рисовал. Но в городе стали распространяться слухи, что в Выксе скрывается белый офицер, бежавший из Мурома. Начальник, с которым посоветовался Аркадий, предложил тому вместе с семьёй переехать жить на самый дальний и глухой торфяной участок – Козье 
болото. И в 1933-м году они уехали туда с двумя маленькими детьми. (Там папа нарисовал картину «Матрёшка». От матрёшки он изобразил одну голову, которая виднелась в кустах малины с крупными ягодами, в правом нижнем углу подпись – «На Выксе не житьё, а малина»).

В 1937 году Лёвочке было четыре года. Он съел какую-то траву, которая росла на болоте, и у него началась дизентерия. До больницы довезти не успели. Ребёнок умер. Мама долго плакала, тогда она уже была беременна мною. Она не хотела продолжать жить в лесу. 
В марте 1938 года семья вернулась жить в Выксу. 1 апреля на свет появилась я. Отцу дали трёхкомнатную квартиру на улице Слепнёва, д. 30. 

В 1940 году у отца случился инфаркт миокарда.

В 1941 году, 22 июня, началась Великая Отечественная война. Отцу было 48 лет. Осенью 1941-го ему стали приходить повестки явиться в КГБ к 24.00. Он к этому времени надевал всё тёплое: валенки, ватные брюки, ватную фуфайку, шапку-ушанку. Прощался со всеми нами и уходил. Мы плакали, каждый раз думали, что не вернётся. Но ровно в шесть утра он был дома. Так во время войны случалось много раз. О чём его спрашивали? Он не рассказывал, запрещал нам интересоваться.

Войну мы пережили тяжело. Мама шила себе и нам одежду и обувь, научилась варить еду практически из ничего. Она одна колола и пилила дрова к зиме: своей семье вагон и бабушке шесть кубометров. Всю войну ездила по ближайшим деревням и меняла, что было в доме, на вёдра картошки. Так она отвезла ковры, подушки, посуду, те же дрова и ружьё отца, который после инфаркта на охоту уже не ходил. Правда, она сохранила свою машинку «Зингер», так как всю войну шила на ней. Ей из мастерской приносили раскрои одежды для солдат. Мы ложились спать, она «строчила», мы просыпались – она «строчила».

В годы войны нас, как могла, выручала бабушка из Мурома – Мария Михайловна. Она украдкой от дочери Анны сушила для нас сухари, другую еду, что удавалось оставить, зашивала всё это в наволочки и присылала отцу письмо: «Аркаша, приезжай». И он ехал. Этим же днём возвращался с сумкой сухарей. В них мы находили и американский шоколад, и разные консервы, конфеты, сухие пироги. Для нас это было настоящее лакомство! А отец сидел и плакал. Ему, я думаю, было обидно, что сестра Анна ругалась на него, чтоб не ездил к ним: «Нечего делать ему в Муроме! Мать сыта, здорова!». Анна Григорьевна умерла 10 мая 1954 года на 51 году жизни. Она не выдержала двух событий, обрушившихся на неё. Во-первых, в 1945 году после войны была отменена карточная система в торгово-финансовых учреждениях – это была трудоёмкая работа, масштабная, стресс большой. Во-вторых, любимый её племянник (сын младшей сестры Тамары) заболел эпилепсией, на развитии болезни сказалась гибель его отца на фронте в 41-м году. Здоровье отца тоже ухудшалось. В 1946 году у него случился второй инфаркт миокарда. Он один уже никуда не ходил. Если на стадион – на свой любимый футбол, то только со мной. Сердце болело, лежать не мог. Последние годы спал сидя в кресле.

Его не стало 13 сентября 1956 года. Это было большое горе.

Я училась в то время на четвёртом курсе в техникуме. При жизни отец мне как-то сказал: «Галина, я очень больной и жить мне осталось недолго. Я не смогу тебя выучить в институте. Ты после семи классов иди учиться в ВМТ и окончи его, а дальше сама решишь». В школе я училась только на «отлично». Легко поступила в техникум на отделение ТОПП-53, окончила его в 57-м году и по направлению работала в Магнитогорском Гипромезе до 1961-го. Потом вернулась в Выксу.

В моём детстве отец для меня был любимым человеком. Первым советчиком во всём. Он мечтал, чтобы я рисовала, но детство пришлось на военные годы – в стране не было ни карандашей, ни красок и бумаги. В школе в 1946 году не было даже тетрадей. Мама тетрадки покупала на рынке у спекулянтов, очень плохого качества. Некоторые дети писали на газетах – между печатными строками. Но в душе я, конечно, художница. 


Мамина семья

Бабушка. В 1880 году в г. Елатьма Рязанской области, расположенном на высоком берегу реки Оки, в семье Филипповых родилась девочка Анюта.

В Елатьме же располагалось родовое имение Марии Андреевны Поповой, бывшей замужем за московским фабрикантом. Мария Андреевна каждый год на всё лето приезжала в Елатьму, где её стараниями было две гимназии, мужская и женская, церковь, магазины, аптека, каток для гимназистов, пекарни... 

Был и приют, куда родители, имеющие более двух детей, могли отдать третьего и следующего ребёнка на воспитание. В приюте девочки были обуты, одеты и учились. На воскресенье ходили домой. Марии Андреевне очень понравилась в семье Филипповых девочка Анюта, и она предложила родителям отдать её к ней в приют. У тех было ещё две дочери, одна из которых болела, и они согласились.

Анюта стала воспитываться в приюте. Ей там дали профессию вышивальщицы. Была приобретена швейная машинка «Зингер», и Анюта вышивала филейной вышивкой на машинке постельное бельё для Марии Андреевны. Прожила она в приюте до 20 лет, тогда Мария Андреевна стала задумываться о её замужестве. 

Дедушка. Дмитрий Фёдрович Гусев родился в Москве в 1897 году. В какой семье, я не знаю, но известно, что у него был брат Григорий. И эта семья, по-видимому, была знакома с Марией Андреевной. Двух братьев той удалось уговорить поехать жить и работать в Елатьму. Григорий был женат, воспитывал троих детей. Дмитрий – холост. Он только окончил Московский юридический институт. Через два года  после приезда уже работал начальником полиции. Так было до самой революции.

В 1900 году венчались в церкви Анюта и Дмитрий Гусев. В приданое они получили новый дом с мебелью и всем, что необходимо для жизни, швейную машину «Зингер». 

Семья Гусевых. В семье Гусевых родилось четверо детей. Старший сын Фёдор – в 1901 году, Надежда – в 1903 году, Анна – в 1906 году и Павел – в 1909-м.

В 1920 году Фёдор вступил в партию большевиков. Был женат. Работал в Выксунском гор-исполкоме. (Революция пришла в Елатьму в 1920 году. Ни боёв, ни сражений не было. Тихо отряд красных провозгласил Советскую власть, на какое-то из зданий повесили красный флаг. Больница как работала, так и продолжала работать. Спокойно было в магазинах, на скотном дворе. И все удивлялись этому спокойствию. Только вдруг подъехали две телеги. В одну посадили хозяйку Елатьмы Марию Андреевну, в другую – трёх её девочек. И увезли в разные стороны. Все молча плакали).

Дмитрий Фёдорович Гусев всё это, видимо, предвидел, и в 1918 году сам оставил пост начальника полиции, уехал жить в Выксу к сыну. Занимал пост в горисполкоме. Ходил петь в церковь (до 1938 года). 

Фёдор беспокоился за оставшихся в Елатьме родных. В 1924 году зимой он велел семье выехать в Выксу, как в город, развивающийся промышленно, – перспективы были. Вся семья, по его совету, сюда и переехала. 

Мы – дети. Я родилась в 1938 году, и росли мы в семье две сестры. В феврале 1946 года появился на свет наш брат Геннадий, но в июне того же года он умер от менингита. У мамы, видимо, организм был слаб, после родов она заболела «куриной слепотой» и не могла посвятить всю себя ребёнку. Жили мы к тому времени на ул. Слепнева. После войны мама пошла работать туда же, где трудился папа. В 50 лет она овдовела. Мама умерла в 1988 году. 

1937-1938 годы – период «ежовщины» в стране. Многих ночью увозили прямо из квартир, кто-то так и не возвращался домой. Среди попавших под репрессии были политработники, деятели науки, промышленные специалисты, люди творчества и, конечно, певчие церковных хоров. Однажды на таких «певцов» донесли, что пели в церкви «Боже, царя храни». Десять человек, в их числе моего деда Гусева, в мартовскую ночь 1938 года в «чёрном вороне» увезли и без суда отправили на лесоповал. Куда – никто не знал. Из десяти человек через десять лет вернулся только один: Постников. Он стал преподавателем физики в ВМТ. Я у него училась в 1953-1955 годах. Я знала, что он сидел с моим дедом, бабушка рассказывала, но не хватило ума с ним поговорить об этом. 

Сейчас я решила рассказать историю своей семьи, чтобы мои потомки знали, какими были их предки и сколько испытаний они перенесли. Страх, голод, война… Вечная память им всем, тем, кто не сдался, не озлобился, был верен себе до конца.


Галина Рудакова-Приуполина. Фото из семейного архива автора и из открытых интернет-источников
Другие материалы автора
2017-08-12 11:08 0 10
Так известная спортсменка помогла подготовиться участникам «ОМКиады» к «Большим гонкам» на стадионе «Металлург». Ну а после нам удалось пообщаться с Ириной Эдуардовной.
2016-08-10 16:44 0 19
На заседании Совета по культурному наследию (в который уже раз!) возник вопрос о судьбе охотничьего домика в Досчатом недалеко от реки Оки.
2016-07-22 15:43 0 20
Мне посчастливилось быть в Москве на презентации книг востоковеда и политолога Евгения Сатановского. Затем состоялась импровизированная пресс-конференция. Ответы на некоторые из прозвучавших вопросов публикуем сегодня.
Новое на портале
16.11.17 Браткова Татьяна
0 1
15.11.17 Енисейская правда
0 9
15.11.17 Енисейская правда
0 9