"Тюменская правда"
Мясо с деревенского подворья
12.02.2016
Экономика, Общество
Россия, Тюменская область
Галина БУРОВЦЕВА /фото автора/

Собственное хозяйство всегда входило в уклад деревенской жизни. После массовой ликвидации совхозов и колхозов в 90-х годах прошлого века личное подворье для многих селян стало основой семейного бюджета.

Но за последние годы стадо коров из подворий значительно поубавилось. И уже далеко не все деревенские дети знают вкус парного молока: дешевле и проще купить продукт в магазине. Кстати, не перевелись люди, готовые заниматься нелегким семейным бизнесом.

Мы побывали в двух семьях Боровлянского сельского поселения, чтобы узнать о делах и проблемах личных подворий.

Санкции обрадовали. Но ненадолго...

Юлию и Василия Сарайкиных удалось застать дома после полудня. Это время обеденной управы. Рядом с хрупкой и застенчивой хозяйкой муж выглядит богатырем.

– Доить коров всегда идем вместе, одной мне не справиться, – ​признается Юлия. – ​Вася во всем помогает. Я вымою корове вымя, он подцепит доильный аппарат. Пока я додаиваю руками, он с аппаратом у другой буренки или чистит пол в стайке.

Супруги деревенские, с детства к хозяйству приучены, предполагаю я.

– Да нет, у родителей была одна корова, редко две. Да и зачем им больше, если в совхозе работали. А нас жизнь заставила заняться подворьем всерьез, – ​рассказывает хозяин. – ​В семье две дочери – ​надо учить, одевать. Я сутки отработал в «пожарке» – ​двое дома. Свободного времени хоть отбавляй.

Все началось с подаренной его родителями коровы. Вскоре заменили ее на более удойную. Осталась телочка, и еще одна появилась. На деньги по государственной программе «Самообеспечение» супруги купили вторую буренку и доильный аппарат. Так и пошло... Сейчас на их подворье тринадцать голов крупнорогатого скота, из них пять коров и нетель. С весны до глубокой осени Сарайкины сдают молоко, а зимой получают доход от реализации мяса.

– Деньги только в руках подержим, и уже нет их – ​уходят на развитие. Как, к примеру, в хозяйстве без техники? – ​рассуждает Василий. – ​Взял в долг у друзей – ​купил старенький трактор. Постепенно появились у нас плуг, тележка, косилка. Два года назад, чтобы купить пресс для заготовки сена, обратился в кредитный кооператив «Развитие», в этом году надо погасить остатки долга. Вот только земли для сенокоса у нас нет, кошу, где придется. Когда селян наделяли земельными паями, мы еще подростками были. А теперь свободных угодий не найти, хотя скота у населения совсем мало в сравнении с прежними временами. Кругом огромные поля сельхозпредприятий.

Подрастали дети, и семье стало тесно в маленьком пятистеннике. Купили Сарайкины «бэушный» сруб и сами увеличили жилплощадь. Но за каждой доской в райцентр не наездишься. Василий с братом Михаилом, взяв ссуду в банке, купили на двоих пилораму. Теперь делают стройматериалы.

– Основа собственного хозяйства есть. Выплатим все кредиты и наконец будем работать, как говорится, на себя. Нелегко приходится. Из моих ровесников этим занимаются в селе единицы. Про более молодых и говорить нечего: уезжают или ищут работу вахтовиков. Слышал, что начнут в нашей стране выпускать для селян малогабаритную технику. Где она? Тот же «Беларус» стоит больше миллиона... Понадобилась запчасть, вроде и смотреть не на что, а за нее надо полбыка отдать. Владельцам подворий, в отличие от сельхозпредприятий, субсидий не полагается ни на дизтопливо, ни на произведенное мясо.

После введения санкций на ввоз мяса в Россию наши крестьяне воспрянули духом: цена закупа выросла на 20 рублей за килограмм. Главное, появился спрос. Оказалось, то и другое ненадолго. К заезжим перекупщикам особого доверия нет. Многие жители Голышмановского района сдают мясо индивидуальному предпринимателю Людмиле Богомоловой, только своей очереди приходится ждать месяца два.

– За день продавали килограммов сто пятьдесят мяса и полуфабрикатов, приготовленных в нашем мини-цехе, а сейчас не больше двадцати, – ​поясняет ситуацию Людмила Петровна. – ​Многие товары подорожали, а мы цену ни на рубль не подняли. Покупательская способность населения снизилась, люди ищут, где подешевле, экономят. Мы сотрудничаем только с владельцами деревенских подворий. И сами выращиваем свиней, знаем, каких затрат это стоит. Поэтому не снижаем закупочную цену, чтобы не обидеть крестьян.

Счастье нашла в деревне

В тридцать лет Ирина с дочерью приехала из города в деревню. Теперь здесь ее новая семья, просторный дом, подрастают двое детей.

– Я стала членом большой работящей семьи Горбуновых и счастлива. Научилась доить корову, а когда родила Леру, Миша, мой муж, сам этим занимался. Постепенно перешли на выращивание мяса. В хозяйстве бывало по шестьдесят свиней. Сейчас штук двадцать с поросятами, – ​рассказывает Ирина Горбунова. – ​Со сбытом проблем нет.

Горбуновы «сложили» родительские земельные паи и наделы двух братьев – ​получилось собственное поле в 70 гектаров. Выращивают пшеницу, ячмень и овес. Весь набор сельхозтехники есть, даже старенький комбайн «Нива». Летом заготавливают до четырехсот тюков сена, на три подворья – ​Сергея, Михаила и матери.

Михаила дома не застать – ​работает механизатором в местном крупном сельхозпредприятии: уходит в шесть, возвращается к полуночи. Потому роль главного помощника взрослых взял на себя Владимир – ​сын Сергея. Парень учится в девятом классе, ему доверяют управлять трактором: зимой развозит зерно по трем дворам, летом занят ​на сенокосе. А еще с сестрой Мариной шефствует над домашним хозяйством бабушки. Год назад Людмила Михайловна осталась одна. Дети уговорили ее ограничить подворье только коровой. Так нет, снова завела овец, свиней... Привыкла, говорит, рано вставать и хлопотать.

В свое время Михаил и Ирина стали участниками программы по выходу семей на самообеспечение. На государственное вспоможение купили корову и бычков для откорма. Сейчас в хозяйстве десять голов крупнорогатого скота.

– Одна наша породистая «голштинка» всех кормит. Молоко не продаем, в основном уходит на выкармливание телят. Хотя это порода молочного направления, выращиваем молодняк на мясо, так как не можем купить телят мясной породы – ​не продают, – ​обозначила проблему Ирина.

 Я поинтересовалась: не скучает ли хозяйка подворья по городской жизни.

– Какая скука? – ​искренне удивилась она. – ​Дела, дом, дети... Но и веселиться умеем. У нас много родственников, с которыми вместе проводим праздники. Лера и Марина поют в сельском Доме культуры. Всей семьей ездим в районный ДК. Цирк у нас бывает. Шить люблю, вяжу. Да и четырехлетний Сема не дает скучать. А вот молодых семей в селе мало. Выросшие дети стараются после учебы остаться в городе.

Помощь «точечная» не для мелких

– В 2010 году на нашей территории насчитывалось 333 головы крупнорогатого скота, 946 свиней. Развитию свиноводства способствовала областная программа. Селяне покупали племенных свиноматок по выгодной для них цене, получали бесплатно комбикорм – ​по три центнера на каждую опоросившуюся свинью. Бесплатный комбикорм давали и на коров, если их три и более в подворье. Эта программа действовать перестала. Выросли цены на зерно, сено, на технику и запчасти, на топливо, а закупочные на мясо остались практически на том же уровне. Правда, время от времени поднимается закупочная цена молока, но его производством у нас занимаются единицы. В четырех населенных пунктах осталось 78 коров и 72 свиноматки, – ​рассказала глава местной власти Людмила Юрлова. – ​Пожилым людям работать тяжело, а молодые семьи, имеющие подворье, можно по пальцам пересчитать.

Дождливое лето осложняет заготовку сена. Люди сетуют, что покосы расположены далеко от населенных пунктов, а это серьезные затраты на топливо. Плодородные земли заняты более крупными сельхозтоваропроизводителями (для выращивания зерновых). Владельцы подворий косят ​на лесных опушках да вдоль речки. Оформить землю для сенокоса официально в той же деревне Свистуха нельзя – ​таковой вообще нет.

– Селяне часто обращаются к нам с вопросом: какие программы действуют для поддержки владельцев ЛПХ? Им субсидируется процентная ставка за пользование займом в кредитном кооперативе «Развитие», через кооператив «Фермер» идет дотация на литр молока (для сдатчиков она заложена в закупочную цену). Предусмотрено возмещение части затрат на приобретение и содержание чистопородного племенного скота мясного направления. Пока все, – ​объяснила Надежда Ильина, главный специалист управления развития АПК Голышмановского района.

За четыре года шестеро владельцев личных подворий в районе стали обладателями гранта в конкурсе «Начинающий фермер», получив по миллиону и более рублей. В этом году уже девять человек заявили о своем желании поучаствовать в конкурсе с надеждой на серьезную единовременную помощь из областного бюджета. Эта программа для владельцев крупных подворий, готовых выйти на новый уровень – ​стать фермерами. Ну, а кто вкалывает в своих свинарниках и стайках, получается, может рассчитывать только на свои силы да на подмогу подрастающих детей. Не потому ли они, повзрослев, любят свою деревню издалека?
Другие материалы автора
2016-02-25 15:27 0 16
Литература в XXI веке превратилась из властительницы дум в бедную Золушку-приживалку, отовсюду гонимую, не имеющую ни своего угла, ни крова над головой. Она утратила свой статус, своё значение в обществе, и дело даже не в ней – необратимо изменились мы, люди.
2016-02-23 01:52 0 12
Спешу на работу! Работу, которая приносит отдохновение душе, нельзя назвать работой. Это место, куда приходишь, словно в школу, за знаниями об этой удивительной, простой и в то же время сложной жизни. Место, где начинаешь переоценивать свое отношение к ней. Место, где одновременно тепло и холодно, радостно и до слез обидно. Я спешу на улицу Чекистов, 31-А/3 в тюменскую областную общественную организацию «Будущее начинается сейчас» (в народе ее называют еще домом милосердия «Богадельня») этим солнечным утром и понимаю – ​ВСЁ НЕ ЗРЯ!
2016-02-05 23:55 0 14
Когда думаю об Иване Михайловиче Ермакове, видится поле, чистые, просветленные березовые колки, духмяно пахнущие в июльскую пору разнотравья, слышится шелест осоки болотистых низин, а где-то возле озерка, возле речки, солончаковой прелью поскотин шибает. И текут по вольной лесостепи многочисленные коровьи стада, издалёка доносится тракторный гул, отчетливый колесный стук фургона или стукоток бензинового моторчика мехдойки. В небе, чуть пошевеливая крылами, висит коршун. Мелодично заливается жаворонок. И пылит полевой дорогой машина с белыми молочными флягами в кузове. Всадник вдали мелькнет, нет – не половецкий воин, не коварный степной лазутчик, а наш Приишимский, в выжженном солнцем, заскорузлом от пыли и пота картузе, сельский пастух.
Другие материалы автора
25.02.16 "Тюменская правда"
0 16
23.02.16 "Тюменская правда"
0 12
05.02.16 "Тюменская правда"
0 14
Новое на портале
16.11.17 Браткова Татьяна
0 1
15.11.17 Енисейская правда
0 7
15.11.17 Енисейская правда
0 7